Диалектическая концепция ничто

Еще очень рано, чтоб мы могли добиваться выявления смысла этого ничто, перед которым нас вдруг вытолкнуло вопрошание. Но есть некие уточнения, которые мы могли бы дать на данный момент. Было бы хорошо, а именно, найти дела бытия с преследующим его небытием. Вправду, мы констатировали определенный параллелизм меж образом деяния Диалектическая концепция ничто человека перед бытием и его поведением перед Ничто. И к нам тотчас пришло искушение рассматривать бытие и небытие в качестве 2-ух взаимодополнительных составляющих реального, на манер тени и света: это означало бы, в сути, что пред нами сразу два наличествующих понятия, так тесновато связанных в разработке сущих, что было бы напрасным Диалектическая концепция ничто рассматривать их по отдельности. Незапятнанное бытие и незапятнанное небытие могли быть 2-мя абстракциями, воссоединение которых и легло бы в базу определенных реальностей.

Такая, непременно, точка зрения Гегеля. И вправду, в «Логике» он как раз изучит дела бытия и небытия и именует эту логику «системой незапятнанных определений мышления». И он уточняет Диалектическая концепция ничто свое определение: «Мысли, какими их обычно представляют, не являются незапятнанными идеями, потому что под мыслимым бытием понимают бытие, содержание которого получено из опыта. В логике мы осознаем мысли так, что они не имеют никакого другого содержания, не считая содержания, входящего в идея и порожденного ею». Естественно, эти определения сущность Диалектическая концепция ничто «то, что имеется самого глубочайшего в вещах, но в то же время, когда их рассматривают «в-себе и для-себя самих», их выводят из самой мысли и открывают в их их правду. Во всяком случае, задачей гегелевской логики будет «выявить неполноту понятий, которые она рассматривает попеременно, и Диалектическая концепция ничто, чтоб их постигнуть, возвыситься к понятию более полному, которое их превосходит, интегрируя данные понятия». К Гегелю можно применить то, что Ле Сенн произнес о философии Гамелена: «Каждое из низших понятий находится в зависимости от понятия высшего, как абстрактное от определенного, которое ему нужно, чтоб воплотить себя». Поистине конкретное для Диалектическая концепция ничто Гегеля и есть сущее с его сутью, другими словами целое, образованное средством синтетического включения всех абстрактных моментов, которые в нем себя превосходят, требуя собственного дополнения. В этом смысле бытие будет самой абстрактной и самой бедной абстракцией, если мы его рассматриваем само по себе, другими словами в отрыве от его Диалектическая концепция ничто перехода к сути. По правде, «бытие относится к сути как конкретное к опосредованному. Вещи, в общем, «суть», но их бытие заключается в том, чтоб обнаруживать свою суть. Бытие перебегает в суть; это можно выразить, сказав: «Бытие подразумевает сущность». Хотя суть возникает по отношению к бытию в качестве опосредованной Диалектическая концепция ничто, суть все же является настоящей основой. Бытие ворачивается в свое основание. Бытие высится в сущность».

Таким макаром, бытие, оторванное от сути, которая является его основанием, становится «простой пустой непосредственностью». И так его определяет, к примеру, «Феноменология духа», которая представляет незапятнанное бытие «с точки зрения истины» как конкретное. Если началом логики должна быть Диалектическая концепция ничто непосредственность, мы найдем, как следует, начало в бытии , которое есть «неопределенность, предыдущая всякому определению, неопределенное как абсолютная начальная точка».

Но определенное так бытие тотчас «переходит» в свою противоположность. «Это незапятнанное бытие, – пишет Гегель в «Малой логике», – есть незапятнанная абстракция и, как следует, абсолютное отрицательное , которое, взятое Диалектическая концепция ничто также конкретно, есть небытие». Не есть ли, по правде, ничто обычное тождество с самим собой, совершенная пустота, отсутствие определений и содержания? Таким макаром, незапятнанное бытие и незапятнанное ничто – одно и то же. Либо вернее сказать, что они различны. Но «так как различие тут еще не обусловилось, ибо бытие и небытие составляют момент Диалектическая концепция ничто непосредственности, то оно тут неописуемо, есть не что другое, как одно только мнение». Это непосредственно значит, что «нет ничего ни на небе, ни на земле, что не содержало бы внутри себя и бытие и ничто ».

Рано еще дискуссировать гегелевскую концепцию саму по для себя: только совокупа результатов Диалектическая концепция ничто нашего исследования позволит занять позицию по отношению к ней. Следует только отметить, что бытие сводится Гегелем к значению сущего. Бытие охвачено сутью, которая является его основанием и источником. Вся теория Гегеля основывается на идее, что нужно философское действие, чтоб вновь отыскать сначала логики конкретное, исходя из опосредованного, абстрактное, исходя Диалектическая концепция ничто из определенного, которое его доказывает. Но мы уже увидели, что бытие не относится к парадоксу как абстрактное к определенному. Бытие не есть «структура посреди прочих», некоторый момент объекта, оно – само условие всех структур и всех моментов, основание, на котором потом обнаруживаются характеристики парадокса. И равным образом неприемлемо утверждение Диалектическая концепция ничто, что бытие вещей «состоит в обнаружении их сущности». Ибо тогда пригодилось бы бытие этого бытия. Если, вобщем, бытие вещей «состояло бы» в обнаружении, то неясно, как Гегель сумел бы найти незапятнанный момент бытия, где мы не отыскали бы даже следа этой первой структуры. Правильно, что незапятнанное бытие определяется рассудком, изолируется и Диалектическая концепция ничто закрепляется в самих его определениях. Но если переход к сути образует главное свойство бытия и если рассудок ограничивается тем, чтоб «определять и упорствовать в собственных определениях», то непонятно, почему он не определяет бытие конкретно как «состоящее в обнаружении». Произнесут, что для Гегеля всякое определение является отрицанием. Но в Диалектическая концепция ничто этом смысле рассудок ограничивается тем, что опровергает у собственного объекта возможность быть другим , ежели его отрицание. Этого, вне сомнения, довольно, чтоб помешать какому-либо диалектическому действию, но этого недостаточно, чтоб убрать до конца переход. Так как бытие превращает себя в иную вещь , оно избегает определений рассудка, но, так как оно Диалектическая концепция ничто превращает себя , другими словами содержит в глубине себя источник собственного собственного перехода, оно, напротив, должно являться рассудку таким, каково оно есть , закрепляясь в собственных собственных определениях. Утверждать, что бытие есть только то, что оно есть, означает, по последней мере, бросить его нетронутым, так как оно есть его переход. Тут Диалектическая концепция ничто сказывается двусмысленность гегелевского понятия «переход», которое выступает то как самое глубочайшее фонтанирование рассматриваемого бытия, то как наружное движение, увлекающее это бытие. Недостаточно утверждать, что рассудок находит в бытии только то, чем оно является, необходимо еще разъяснить, как бытие, которое есть то, чем оно является, может быть только этим . Схожее Диалектическая концепция ничто разъяснение получило бы правомочность из рассмотрения парадокса бытия как такого, а не из отрицающих способов рассудка.

Но в особенности тут следует рассматривать утверждение Гегеля о том, что бытие и ничто образуют две противоположности, различие которых, на уровне рассматриваемой абстракции, является только обычным «мнением».

Противопоставлять бытие и ничто как тезис и Диалектическая концепция ничто антитезис, на манер гегелевского рассудка, означает полагать меж ними логическую одновременность. Как следует, две противоположности возникают в одно и то же время как два последних члена логического ряда. Но тут необходимо принять во внимание, что противоположности могут владеть этой одновременностью, так как они являются идиентично положительными (либо идиентично Диалектическая концепция ничто негативными). Но небытие не является противоположностью бытия, оно ему противоречит. Это подразумевает логическую вторичность ничто по отношению к бытию, раз оно поначалу полагается бытием, а позже отрицается. Как следует, бытие и небытие не могут быть понятиями 1-го и такого же содержания, потому что небытие подразумевает необратимое действие Диалектическая концепция ничто мозга. Какой бы ни была начальная нерасчлененность бытия, небытие есть та же самая нерасчлененность, подвергнутая отрицанию . То, что позволяет Гегелю «перевести» бытие в ничто, и есть неявное введение им отрицания в само определение бытия. Это разумеется, потому что определение является отрицательным, так как Гегель произнес нам, заимствуя формулу Спинозы Диалектическая концепция ничто, «omnis determinatio est negatio». И не писал ли он: «Любое определение либо содержание, которое различало бы бытие другой вещи, считало бы в ней содержание, не позволило бы удержать его в чистоте. Оно есть незапятнанная неопределенность и пустота. Нельзя ничего схватить в нем...»? Таким макаром, конкретно он снаружи ввел в бытие это отрицание Диалектическая концепция ничто, которое отыщет позже, когда принудит бытие перейти в небытие. Только тут имеет место игра слов с самим понятием отрицания. Ибо, если я отрицаю в бытии всякое определение и содержание, это можно сделать не по другому, как утверждая, что оно по последней мере есть . Итак, отрицая в Диалектическая концепция ничто бытии все, что угодно, нельзя достигнуть, чтоб его не было , так как опровергают, что оно было тем либо этим. Отрицание не может достигнуть ядра бытия в бытии, которое есть абсолютная полнота и совершенная положительность. Зато небытие является отрицанием, которое имеет в виду это ядро плотности самого бытия. Как раз в Диалектическая концепция ничто его сердцевине небытие опровергает себя. Когда Гегель пишет: «[Бытие и ничто] есть пустые абстракции и каждое из их настолько же пусто, как и другое», он запамятывает, что пустое является пустым от чего-то. Но бытие пусто от всякого другого определения, чем тождество с самим собой. Но небытие пусто от бытия Диалектическая концепция ничто . Одним словом, тут кое-что необходимо вспомнить вопреки Гегелю, а конкретно: что бытие есть , а ничто нет .

Таким макаром, даже если бытие не будет опорой никакому дифференцированному качеству, ничто будет его логическим следствием, так как оно подразумевает бытие, чтоб его опровергать, так как несводимое качество нет добавляется к Диалектическая концепция ничто этой недифференцированной массе бытия, чтоб ее выявить. Это значит не только лишь то, что мы должны отрешиться ставить бытие и небытие на одну и ту же плоскость, но к тому же то, что мы всегда должны остерегаться выставлять ничто как первоначальную пучину, из которой выходит бытие. Применение нами Диалектическая концепция ничто понятия «ничто» в обыкновенной его форме всегда подразумевает подготовительную детализацию бытия. Поразительно тут, что язык обозначает для нас ничто вещей («Rien») и ничто человечьих созданий («Personne») . Но почти всегда детализация простирается еще далее. Молвят, указывая на отдельную коллекцию предметов: «Не трогайте ничего », другими словами с ювелирной точностью – ничего из этой коллекции Диалектическая концепция ничто. Так же тот, кого спрашивают о совсем определенных событиях личной либо публичной жизни, отвечает: «Я ничего не знаю» – и это «ничего» подразумевает совокупа фактов, о которых его спрашивают. Сам Сократ собственной известной фразой «Я знаю, что ничего не знаю» обозначает этим ничего как раз целостность рассматриваемого бытия как Правду Диалектическая концепция ничто. Если, усвоив на мгновение точку зрения доверчивых космогонии, мы попробовали бы спросить, что «было» перед тем, как появился мир, и мы ответили бы «ничего», то мы обязаны могли быть признать, что это «перед» и это «ничего» имеют оборотный эффект. То, что мы отрицаем сейчас, мы , которые водворены в Диалектическая концепция ничто бытие, значит, что было бытие перед этим бытием. Отрицание проистекает тут из сознания, которое ворачивается к истокам. Если б мы убрали от этой начальной пустоты ее свойство быть пустотой этого тут мира и всей совокупы, принявшей форму мира, так же как и ее свойство «перед », предполагающее «после », по отношению к которому Диалектическая концепция ничто я образую его как «перед», то само отрицание пропало бы, оставляя место полной неопределенности, которую было бы нереально осознать, даже и в особенности в качестве ничто. Таким макаром, перевертывая формулу Спинозы, мы смогли бы сказать, что всякое отрицание есть определение. Это означает, что бытие предшествует ничто и его доказывает Диалектическая концепция ничто. Под этим нужно осознавать не только лишь то, что бытие обладает перед ничто логическим первенством, но еще То , что конкретно из бытия ничто непосредственно извлекает свою действенность. Конкретно это мы и выразили, говоря, что ничто преследует бытие . Это значит, что бытие совершенно не нуждается в ничто Диалектическая концепция ничто, чтоб осознать себя, и исчерпающее его рассмотрение не обнаруживает там ни мельчайшего следа ничто. Но, напротив, ничто, которого нет , может иметь только взятое существование: конкретно из бытия оно берет свое бытие; ничто бытия встречается исключительно в рамках бытия, и полное исчезновение бытия не было бы наступлением королевства небытия, но, напротив, сопутствующим Диалектическая концепция ничто исчезновением ничто. Нет небытия по другому, как на поверхности бытия .


diahronicheskij-analiz-grammaticheskoj-omonimii-prilagatelnih-i-narechij-anglijskogo-yazika-diplomnaya-rabota.html
diakon-andrej-kuraev-stranica-2.html
diakon-pavel-hristoforovich-molchanov-v-m-pivoev-otv-red-m-v-pulkin-v-n-suzi.html